Виртуальный музей писателей
Южного Урала
Минимализм в поэзии Самойлова

Минимализм в поэзии Самойлова

Лингвостилистические маркеры поэтики минимализма в творчестве А. Самойлова

Концепция минимализма в искусстве

Минимализм – это современное направление, которое применяется во всех видах искусства. В широком смысле под минимализмом подразумевается экономия художественных средств, преобладание идеи над материалом, с помощью которого данная идея выражается. Минимализм прочно вошел в нашу жизнь, и сегодня мы можем встретить его в музыке, литературе, живописи, дизайне, театре, модной индустрии и других видах искусства. К примеру, минимализм в живописи характеризуется преимущественно одноцветными полотнами, одинаковыми и повторяющимися элементами, четкость и сдержанностью рисунка. Произведения отличаются симметрией и ярко выраженной контрастностью. Одной из самых влиятельных фигур в минималистской живописи является американский художник Ал Хелд (Al Held), прославившийся огромными геометрическими картинами, написанными в яркой палитре. Также среди современных художников-минималистов можно выделить Фрэнка Стеллу и Эльсуорта Кляйна.

 

В скульптуре это, в первую очередь, упрощенные формы и геометризм. Например, работы американского скульптора Тони Смита представляют собой фигуры, составленные из кубических коробок.

Минималистами в музыке считаются Терренс Райли, Стив Райх, Филип Глас и другие. Спорным, но интересным музыкальным произведением с точки зрения минимализма является композиция «4’33» Джона Кейджа, в которой полностью отсутствуют звуки.

Можно с уверенностью утверждать, что в наши дни минимализм оказывает значительное влияние практически на все сферы человеческой деятельности, в том числе и на литературу.

Основные черты минимализма в любом виде искусства – это ясность, простота, лаконичность, строгость, единообразие форм, а также повторение элементов и создание серий объектов.

Таким образом, произведение, созданное в стиле минимализм, отличается разнообразием и нестандартностью идей, максимальным эффектом при минимуме используемых средств.

Минимализм в современной поэзии

По своей природе любой поэтический текст тяготеет к минимализму. В лирических произведениях минимализм играет роль средства компрессии. Переживание лирического героя сжимается, а стихотворение в целом приобретает взрывной характер за счет концентрации мыслей, чувств и эмоций.

В минималистских стихотворениях эта концентрация мысли и чувства достигает наивысшего предела. «Минималистское стихотворение – это прежде всего концентрация – мыслительная, эмоциональная, интонационная».

Признаки минимализма в поэзии – это, прежде всего, небольшой объем текстов, а также повторы отдельных слов или целых фраз, короткие строки и фрагментарность. В современной поэзии минимализм также может проявляться в формах моностиха или раёшного стиха.

Минимализм в поэзии можно рассматривать как своеобразную игру между автором и реципиентом, у которой, как и всякой игры, есть свои правила. Кроме того, сам по себе малый размер текста – условие необходимое, но не достаточное. Минимализм в поэзии, как и любой другой прием, стремится к исследованию и познанию языка и коммуникативного акта.

Черты минимализма присутствуют в стихах таких поэтов, как Иван Ахметьев, Андрей Воркунов, Сергей Лейбград и др.

К минималистам относятся поэты Лианозовской школы, творческого объединения поставангардистов конца 1950-х – середины 1970-х годов. Среди лианозовцев широко известно творчество Яна Сатуновского, Генриха Сапгира (сборник «Голоса»), Евгения Кропивницкого, Игоря Холина.

Для творчества лианозовцев характерен подчёркнуто непоэтический язык, которым говорили обычные люди с окраин Москвы. В своих стихах они описывали мрачную жизнь рабочих, жителей бараков. Поэты прошедшие войну (как, например, Игорь Холин) натуралистически изображали все ужасы войны. Кроме того, лианозовцы предельно конкретизировали детали в своих стихах и использовали фрагменты разговоров, как бы случайно услышанных на улице. Многие такие приемы мы можем увидеть и в творчестве А. Самойлова.

Для сравнения ниже представлены примеры стихов лианозовцев Яна Сатуновского и Игоря Хорлина. В этих стихах можно увидеть обилие повторов, цикличность событий, а также схожесть тематик и образов с теми, которые использует в своих произведений А. Самойлов.

Просматриваю девушек на свет;

на свет, на свет, но если света нет;

но если света нет, а есть — темно;

а естество меняет существо;

и я зову — откликнись, отзовись;

я не садист, но и не мазохист;

труба зовет кого-то, но того,

чье существо меняет естество. (Ян Сатуновский)

 

Знаю, что люди — звери,

только не знаю, все ли.

Может быть, эти — не звери?

Может быть, дети — не звери?

Знаю, не знаю,

верю, не верю.(Ян Сатуновский)

 

Пролетело лето.

Наступила осень.

Нет в бараке света.

Спать ложимся в восемь.

Пролетела осень.

Наступило лето.

Спать ложимся в восемь.

Нет в бараке света. (Игорь Холин)

Маркеры поэтики минимализма в творчестве челябинского поэта А. Самойлова

Поэтика стихов А. Самойлова тяготеет к минимализму. В его творчестве преобладают короткие тексты с минимальным использованием тропов, неразвернутым синтаксисом. Действие в стихах часто статично, в них нет движения. В стихотворениях А. Самойлова часто встречаются повторы фраз, пропуск малозначимых лексических единиц, используются максимально короткие строки, отсутствуют знаки препинания.

Повторы

Повторы – одна из основных характеристик любого произведения искусства в стиле минимализм. Для творчества А. Самойлова характерны повторы слов или даже целых фраз:

«никто вино не пьет…»  

никто вино не пьет

в челябинских дворах

никто тебя не ждет

в челябинских дворах

 

и только дождь идет

в челябинских дворах

и скоро снег пойдет

в челябинских дворах

В данном стихотворение четырехкратный повтор строки «в челябинских дворах» акцентирует внимание на городском пространстве, и таким образом само это пространство, многочисленные дворы Челябинска становятся главным действующим лицом в поэзии А. Самойлова.

Концерт 

Когда говорят об Урале,

я вижу большую трубу.

Когда говорят об Урале,

я слышу бу-бу-бу-бу.

Когда говорят о России,

я вижу большую трубу.

Когда говорят о России,

я слышу бу-бу-бу-бу.

А я говорю – Саня,

в Н. Х. Т. завтра концерт.

А я говорю – Саня,

давай приходи на концерт.

Но никто никуда не приходит,

никто никуда не придет.

Дайте, пожалуйста, водки и бутерброд

В начале описывается Урал, затем с использованием тех же самых лексических средств описывается вся Россия. Жизнь в провинции, как и во всей стране, статична. И Урал, и Россия в целом представлены через образ большой трубы. Само по себе слово «труба» на жаргоне означает безнадежность, безвыходность, а просторечное выражение «дело – труба» обозначает крайне тяжелое положение. Здесь также можно проследить связь с фразеологизмом «вылететь в трубу». Дополнительные ассоциации о разорившейся стране, бедности, в которой живет большинство населения, а также безвыходность такого положения усиливают эмоциональное воздействие на читателя. Жизнь людей тоже описана через многократные повторы однообразных действий и событий. Однако все представляется бессмысленным и безнадежным, ведь «никто никуда не приходит, никто никуда не придет». Время как будто остановилось, и все замерло в своем движении и развитии.

В стихотворениях А. Самойлова лексика повторяется также и при описании какого-либо промежутка времени («А я мерзну в трамвае, мерзну и еду из среды в четверг, из четверга в среду» (стихотворение «Стих покаянный» из сборника «Киргородок»)) или пространства («Выехал с вокзала на вокзал» (стихотворение «Сыч» из сборника «Киргородок»)). Таким образом, пространство и время в поэзии А. Самойлова образуют замкнутый круг. Повторяющиеся, однообразные события изо дня в день и то же самое городское пространство подчеркивают монотонность жизни героев.

они думали это любовь а это была причина

потери памяти от получки и до получки

дедушка эм я была ведь нормальной внучкой.

Повторы используются и при описании жизни горожан, их повседневных действий, мыслей, чувств, душевного состояния:

Сижу в одиннадцатом раю.

Не ем, не пью, не ем, не пью.

А мимо едут и идут:

зачем я тут, зачем я тут?

 

Вчера угрюмый, а теперь печальный

стоишь и смотришь в даль путей трамвайных.

Немало лет в одно и то же время

ты здесь, ты здесь, ты здесь, ты вместе с теми,

 

кто точно так же смотрит в ту же даль,

печаль на злобу, злобу на печаль

меняя, этим постоянством

соединяя время и пространство.

В стихотворении «Ворошилова» из сборника «Маршрут 91» последнее предложение полностью повторяет первое, что создаёт иллюзию замкнутого пространства.

Ворошилова

Где-то между Сельмашем и «Теоремой»

начинаемся все мы и кончаемся все мы.

Передайте родителям, что это значит:

ничего не могло получиться иначе.

 

Передайте родителям, мы тоже можем

ошибаться, и вот на что это похоже:

как две точки расплющены скомканной схемой

где-то между Сельмашем и «Теоремой».

При описании людей А. Самойлов не детализирует их, большинство героев его стихотворений представлены как нечто абстрактное – мужчина, женщина, дети, бабушка. На месте этих героев мы можем представить кого угодно. В некоторых стихотворениях встречаются конкретные имена (Саня, Оксана, Коля, Вера), но, собственно, кроме этих имен, нам ничего не известно об этих людях, они обезличены и представляют собой крохотные частички городской среды, которые сливаются в одну серую массу и являются лишь частью, мелким штрихом в описании главного объекта творчества А. Самойлова – города. Описывая нескольких людей, А. Самойлов также использует минимум лексики и повторы, поэтому люди в его стихах предстают перед нами как двойники, которые практически неотличимы друг от друга.

И мы смотрим на пыль и гарь

и с царем соглашается царь.

 

Здесь русского русский не бросит,

здесь третий назвался судьбой

и хобот смертельный «иосиф»

как крылья простёр над тобой.

Короткая строка и тавтологическая рифма

Короткие строки также являются частым явлением поэтики А. Самойлова. Например, в стихотворении «прекрасный дождь идет…» в каждой строке, в основном, всего 3-4 слова. В сочетании с повторами, о которых мы говорили ранее, стихотворение представляет собой яркий пример поэтики минимализма.

Прекрасный дождь идет

А я не сплю

Похоже будто сплю

Но я не сплю

Не вижу сон

Который так похож

На этот дождь

Повторяющиеся строки при изменении некоторых слов и помещении в другой контекст могут выражать разные смыслы. Так, например, в стихотворении «сдай назад братуха» из сборника «Водолаз провел под водой четырнадцать лет» есть четверостишия, в которых при использовании минимума лексических средств, изображается максимально полная картина. Третья строка соотносится с первой, четвертая – со второй, но при этом вносит свой, дополнительный смысл в стихотворение за счет добавления новых слов (так, фраза «разве я ругался» уточняется, что «матом не ругался», «я ж его просил» дополняется словом «вежливо», на вопрос «кто же виноват» сразу следует ответ «я ж не виноват»). Постепенно за счет внедрения новых деталей расширяется смысл, при этом лексика практически не меняется.

разве я ругался

я ж его просил

матом не ругался

вежливо просил

 

иногда бывает

кто же виноват

слов не понимают

я ж не виноват

Это стихотворение также можно рассматривать как яркий пример того, как А. Самойлов экономит средства даже на уровне рифмы. Использование тавтологической рифмы – частое явление в творчестве А. Самойлова, такие примеры можно найти практически в каждом его произведении.

пусть этой ночью дождь пойдет

и пусть всю ночь идет идет

в своем движении похож

на жизнь которую живешь

пусть так же прекратится он

когда не нужен станет он

и ты на черном этаже

заснешь уже

Повтор ключевых образов при описании разных явлений также говорит об экономии художественных средств. В приведенном ниже стихотворении, помимо уже знакомых нам повторов («ну не спится и не спи / уснешь / приснится / сон», «потупи», «странствие / странствуешь») и тавтологической рифмы, два раза повторяется образ «англицкой вши». Сначала этот образ используется в обращении к читателю, а затем переносится на описание «странствия души» во время сна.

ну не спится и не спи

в телевизор потупи

или в книжку потупи

чаю выпей и тупи

 

все равно потом уснешь

ну не в три так в пять уснешь

ты ж не англицкая вошь

поелозишь и уснешь

 

что приснится запиши

сон есть странствие души

где ж ты странствуешь душа

словно англицкая вша

Минимализм на уровне знаков препинания

Еще одним маркером поэтики минимализма является вынесение какой-либо части текста за скобки. Использование скобок как бы выводит часть текста за рамки произносимого вслух. Данный прием также встречается у А. Самойлова:

«сумасшедший на свидании с природой…»  

сумасшедший на свидании с природой

ходит и в ладошку ухмыляется

на пути между мужским и средним родом

между все труднее проявляется

 

это (дерево) похоже на жонглера

это (гриб) как ангелочек голенький

эти (белки) настоящие уморы

это (что?) прости-прощай николенька

Обратив внимание на синтаксис стихотворений, представленных в сборниках «Дворы» и «Водолаз провел под водой четырнадцать лет», мы сразу замечаем, что практически нигде, ни в одной строке нет запятых, точек и других знаков препинания. Однако это не затрудняет понимание смысла, мы интуитивно понимаем, где идет перечисление предметов, где обращение, где вопрос и т.д. и, следовательно, можем прочитать стихотворение с нужной интонацией. Отсутствие знаков препинания – еще один важный маркер поэтики минимализма и отличительная черта поэзии А. Самойлова. Знаки препинания присутствуют только в том случае, если без них сложно понять смысл фразы (обычно это вопросительный знак). Иногда можно встретить восклицательный знак или тире, которые делают акцент на определенной фразе, выделяя её среди остальных.

на почте спросили

конверт по россии?

 

ответил ну да

и зарыдал

Фрагментарность

Нередко в стихотворениях можно увидеть пропуск слов и даже целых фраз, однако они легко угадываются из контекста:

она говорила—погода

а он говорил—похмелье

каждый причину может

определить без врачей

 

в жизнь превращались годы

без никакой цели

если польет — галоши

если нальют—пей

Здесь подразумеваются слова дождь (если польет), надеть (галоши), также слова «польет» и «галоши» во втором четверостишии дают нам понять, о какой именно погоде шла речь в первой строке (дождь).

Иногда может использоваться один предлог без существительного, которое все же угадывается из контекста, благодаря упоминанию слова (в данном случае – лес) в предыдущей строке:

С удивленьем идет горожанин в лес,

со смущеньем стремится выбраться из,

только кружит и кружит по лесу бес,

из кустов скача как из-за кулис.

 

Не для того один горбат,

не для того на брата брат,

и принимает всех земля,

не для.

Возвращаясь к мысли о концентрации – мыслительной, эмоциональной, интонационной, мы можем сказать, что в стихотворениях А. Самойлова при минимальном использовании художественных и лексических средств достаточно полно и ярко формируются основные образы городского пространства.

Многое в творчестве А. Самойлова было унаследовано от лианозовцев. Концептуализм и конкретизм, начало которым положили поэты Лианозовской школы можно проследить и в стихах А. Самойлова.