Виртуальный музей писателей
Южного Урала

Гротеск в поэзии Кальпиди

Что такое гротеск?

Гротеск – прием, под которым понимается вид художественной выразительности, основанный на чрезмерной гиперболизации.С помощью гротеска заостряется образчерез странное и контрастное сочетание реального и вымышленного, достоверности и карикатуры, гиперболы и нелогичности. В гротеске важен оксюморон – сочетание несочетаемых вещей, явлений. Гротеск в своем роде – это комический прием, но с трагическим подтекстом. С помощью гротеска показывается отклонение от нормы. Гротеск способен доводить все до крайности, создавая при этом абсурдную ситуацию.

В разговорном стиле «гротеск» понимается как нечто уродливое, эксцентричное или фантастическое.

Гротеск в искусстве

Гротеск встречается во всех видах изобразительного искусства: живописи, скульптуре,  декоративно-прикладном искусстве и др. Понятие гротеска может относиться к определенной разновидности орнамента, в котором сочетаются графические и декоративные мотивы,которые обычно причудливы или фантастичны по своей природе.

Первые гротескные орнаменты были найдены в настенных росписях Древнего Рима. Чаще всего гротескные узоры и статуэтки изображали мистические совмещения флоры и фауны, гибриды человеческих и животных созданий. Гротеск предпочитает метаморфозы и смешение реального и ирреального.

Расцвет гротеска пришелся на эпоху возрождения. Многочисленные росписи Рафаэля в Ватиканском дворце, живопись Х. Босха, Ф. Гойи, П. Брейгель стали ключевыми работами в развитии гротескного миромоделирования. В эпоху 20 века такие художники как Пабло Пикассо, Леонид Пурыгин, Иван Сотников обращались к приему гротеска в своих работах.

В архитектуре гротеск проявлялся как нечто устрашающее, масштабное, способное привлечь внимание отталкивающими статуями, пилястрами, химерами и  резными фигурами на зданиях, которые называются чаще всего гротесками.  Чаще всего эти декорации использовались на готических и барочных зданиях.

Иероним Босх. «Сад земных наслаждений»

Гротеск в литературе

Гротеск в литературе используется для абсурдизации пространства произведения. Писатель создает эту атмосферу, чтобы подчеркнуть тот или иной элемент повествования, за счет смешных и анекдотичных ситуаций.

В литературных произведениях гротеск зачастую направлен на пробуждение фантазии и воображения. Образы, представленные писателями, часто воздействуют на подсознание читателя.

Авторами используется поэтика фарса, которая направлена на нивелирование сострадания и жалости к героям даже в их несчастном и гибельном положении. Цель повествования – занять внимание читателя настолько, чтобы оставалось лишь понимание намеренно скрытой идеи.

Как понять, где скрывается гротеск в произведении? Ниже приведены ключевые черты гротеска в литературе:

  1. Перенос части в целое. Примером является повесть Н. В. Гоголя «Нос», в котором часть тела становится героем произведения.
  2. Слияние сна и действительности. Подобные черты можно встретить в произведениях А. С. Пушкина в «Евгении Онегине».
  3. Полное изменение личности. «Дикий помещик» М. Е. Салтыков-Щедрин.
  4. Оживление мертвого и его деструктивное поведение. М. Шелли «Франкенштейн».
  5. Опыты человека над природой. М. А. Булгаков «Собачье сердце», «Роковые яйца».
  6. Усиление комической или трагикомической ситуации. «История одного города» М. Е. Салтыков-Щедрин, «Путешествие Гулливера» Дж. Свифт.

Гротеск в творчестве Кальпиди

В отечественном литературоведении существует большое количество дефиниций понятия гротеск, первоначально обозначенного как исключительного вида орнамент, который состоитиз причудливых, фантастических сочетаний изобразительных и декоративных мотивов. В отечественном литературоведении гротеск определяют как тип художественной образности, компонент мировоззрения (М. М. Бахтин, Д. С. Лихачев), а также как художественный прием (Ю.В.Манн, Д.П.Николаев, Б. М. Эйхенбаум).

Цель гротеска – разоблачить несоответствие на контрасте.

Юрий Владимирович Манн выделяет существенные черты гротескного миромоделирования:

  1. Мотив освобождения мира от страха;
  2. Карнавализация;
  3. Образ телесности;
  4. Мотив движения по кругу;
  5. Поэтикаусловности, вымысла;
  6. Оценочность;
  7. Двуплановость каждого элемента, сочетание разных стилей и жанров, пародийность.

Гротеск предпочитает совмещать формы жизни, ломая при этом грани разума и мировосприятия. Из-за этого происходит освобождение границ настоящего мира и выход за его пределы. Гротеск позволяет увидеть реалии иного мира, что делает мир гротескным, т.е. патологическим, болезненным, психически предельным. «Гротеск передавал ощущение дисгармонии мира, его хаотичности, его фантастические очертания, его противостояние всем нормам разума»[1].

В творчестве Кальпиди ярче всего проявляется  телесность и карнавализация.

Метод гротеска один из главных инструментов В. Кальпиди. С помощью гротеска автор создает фантасмагоричные миры. Это одно из проявлений фантазий – создание мира, иллюзии. Эта философия собственной поэзии проявляется в гротескных образах. Наиболее комически-уродливые описания в поэзии Кальпиди наблюдаются в следующих образах:

  1. телесные образы;
  2. женские образы;
  3. образ бога, отношение к богу.

Телесные образы в поэзии автора обнаруживают мотив смерти-сна, выхода сознания за пределы тела и распада, гротескного расширения тела. Так, в стихотворении «Ей снилась собственная кровь» создается образ гротескного тела, чтобы передать страстность – отсюда подробная натурализация. С помощью гротеска автор показывает женское непостоянство, кокетство, то есть по мнению автора женское нутро.

«Летали брови без лица,
порхали мокрые ресницы
умерших женщин…» — до конца
июля это всем приснится.

Ей снилась собственная кровь
скорее плоской, а не красной,
ей снилась собственная кровь
не ситцевой и не атласной.

В этом стихотворении отчетливо выделяется определенная техника, использующаяся в стихотворении, техника несовпадения: «брови без лица», «кровь ее висит, закипает». Образы здесь вступают в противоречие, ломается связь и коммуникация между ними. Мы наблюдаем разрушение представлений в поэтике автора.

В стихотворении «Твои веки опущены, я запираю губами» автором используется особенная речевая организация. Здесь языковая игра: многочисленные окказионализмы, сочетание низкого и высокого стиля, просторечные и разговорные лексемы, вульгаризмы и намеренно выраженная аллитерация на букву р, что подтверждает напряжение лирического героя и невозможность выразить словами то, что хочет он сказать. Гротеск и помогает выразить словами какое-то несоответствие на контрасте. С помощью подобного языкового оформления, наслаивая образы, поэт трансформирует реальность, делая поэтический мир предельным, исключительным:

Протоплазма
твоя спит,
а душа когтем пробует кожу виска
изнутри.

И трепещет, повиснув, рука:
Жест, как я догадался, покинул ее пятипалость.

В. Кальпиди в своих стихотворениях с помощью гротеска подробно описывает части тела, и эта детальность в описании, по мнению М. П. Абашевой, «заслоняет эротичность его поэзии»[2].

По веселой лужайке неплотно задраенной плоти
бродят прутики пульса с морзянкой венозного дна;
мне смешно наблюдать разноцветное нёбо в зевоте,
на котором в отличье от неба темнеет одна,
но двойная звезда…

Наслюненный катыш не хлеба – соска
губами ты тискаешь между,
но вместо желанья вползает тоска

быстрей, чем рука под одежду.

Телесность напрямую соотносится с гротескными женскими образами. Можно говорить об отрицательной коннотации в их представлении. Часто женщина предстает перед читателем в образе мужчины, либо с мужскими чертами. Поэт показывает женщину, утрируя ее телесные особенности. В данных образах чаще всего отражена эстетика безобразного, женщина как нечто уродливое, пошлое, безобразное:

Не жизнь тобою насладилась, а
ты ею наслаждалась, идиотка,
и трогала себя за все места —
от щиколки до слюнок подбородка.

Я верностью с тобой дружил, а ты
со мной – какой-то детородной слизью,
которая из центра наготы
безумно перемигивалась с жизнью.

Очевидно для гротеска столкновение сакрального и профанного. Эти миры могут быть поняты и определены один через другой. Образ бога у Кальпиди так же связан с гротескной эстетикой. Богоборческие мотивы предстают в комическом ключе. В творчестве поэта происходит снижение библейских мотивов и снижение самого образа Бога. Но сам поэт не отрицает существование Бога. Бог для него – это то, что можно постигнуть. В стихотворении «Положа на сердце руку» автор отрицает сложившийся веками в искусстве образ Бога, делая его гротескным, но более своим для поэта:

Например, что бог – не фраер,
а фанерный ероплан,
рухнувший в районе рая,
разломившись пополам

Стихотворение «Монтаж декорация Рая…» направлено на сближение с сущностью бога, а гротеск позволяет показать действительность иного мира, вымышленного автором, его хаотичность и фантастическую сущность. Гротеск – кривое зеркало, отражение реалий, то, каким поэт видит мир. Здесь образ бога десакрализуется с помощью красочных эпитетов и просторечной лексики: бабах, бабы, каланче.  Авторская идея направлена на стирание границ между высшим миром и земным, отсюда образ бога помещен в шуточный облик.

Бог в ненакрашенных губах
гуляет голым по бахче.
Арбузы делают – бабах! –
а бабы ржут на каланче

У Кальпиди много предвосхищающего конец мира, но одного из миров, созданного им самим. Или изначально поэт создает мир комическо-уродливым, чтобы показать отражение мира реального через него. Карнавализация – один из приемов гротеска, который связан с ощущением конца, эсхатологическими настроениями. Разрушение границ миров, возможность притронуться к «другому» миру – все это кажется доступным, в этом проявляется  позиция к божьему миру как к мнимому и надменно возвышенному. Автор в стихотворениях описывает конец эпохи, конец определенного этапа.

Ткну пальцем в небо — сразу в небесах
(они ведь хрупче, нежели просвирки)
свистит дыра, похожая на страх,
что не свистит, а просто прёт из дырки,

Из пасти ангела опять несёт тунцом
(а надо бы сырыми снегирями) —
так будет пахнуть мир перед концом:
немытыми недели две huяmi;

и зренье превратится в порошок
и, как дорожка, ляжет нам под ноги…
С отдельно взятым богом хорошо
гореть в аду, отдельно взятом в боге.

В этом стихотворении автор одновременно и создатель пространства, и герой, участник описываемых ситуаций. По мнению ученого Е. А. Смышляева, автор, становясь героем своих произведений, выступает в качестве фиксатора собственного творческого акта. С помощью этого приема расширяется точка зрения поэта.

Через карнавализацию и гротеск поэт формирует поэтическую картину мира в стихотворении как кризисную, переломную. Карнавальная культура предполагает связь с критичным, переходным этапом любой сферы бытия. Деконструируя созданные им миры, поэт пробивается в скрытую их сущность, раскрывая таинственное.

Используемый автором прием гротеска является ключевым в его творчестве. Стихотворения В. Кальпиди сводятся к усложненным гротескным формам, которые предстают в контрастном освещении.

 

Литература

[1] Цымбал Я. В. Гротеск, ирония, алогизм как способ видения мира в литературе 20—30-х годов ХХ века // Гротеск в литературе : Материалы конференции к 75-летию профессора Ю. В. Манна; ред. Н. Д. Тамарченко, В. Я. Мялкина, Ю. В. Доманского.  М., Тверь, 2004. – С. 54.

[2] Абашева М. Мифология ‘женского’ в поэзии Виталия Кальпиди // Филологические науки. 2000. № 3. СС. 52-61.